​Интервью

Планета в порядке. Это людям пи***ц.

Джордж Карлин, сатирик

Каких только сценариев конца света не породило человеческое воображение. Инопланетное вторжение злобных пришельцев; ужасная кара, ниспосланная одним из тысяч богов; извержения супервулканов; меганаводнения; гиперземлетрясения; раскол планеты строго пополам или на миллионы осколков; метеорит, несущий хаос и разруху; убивающий все живое вирус; истощающий до костей голод; эпидемия, косой проходящая по странам и континентам; ядерная война... Ни одна тема на этой грешной земле так не будоражит умы писателей и художников, как возможный (надо думать, грядущий) апокалипсис.

Но пока боги и богини мирно спят и пьют вина в райских садах, пока природа и вселенная не предпринимает попыток уничтожить крохотную голубую планету, человечество не дремлет. Пожалуй, самый пошлый и невзрачный способ уничтожить все живое на земле (коли уж мы, люди, привыкли ассоциировать себя со всем живым) — погрузить планету в омут ядерной войны. Войны, в которой заведомо одни лишь проигравшие. Ядерная зима, что может быть примитивнее в глазах художника? Пустота, серость, разруха. И, что самое мрачное для личности творческой, никакого тебе табака и алкоголя.

Осенью 20** года ядерная война стояла на пороге. И это было прекрасно сразу по нескольким причинам. Конфликты и конфронтации между ядерными державами неизбежно должны были привести к трагическому финалу. Так почему же не приурочить первый залп последней канонады к самым ярким дням в году? Дням, когда природа дарит поэтам одну за другой порции вдохновения. Художники и композиторы извлекают из цвета выгоду каждый раз, когда берутся за кисти и перья. Хотя, казалось бы, что в них такого? Листья желтые, листья красные... С таким же успехом можно было любоваться калейдоскопом с его разноцветными стеклами. Ведь и по сей день не изобретено ничего поэтичнее, правда?

Как известно, для некоторых слоев общества, война — что мать родная. Журналисты, естественно, в их числе. Даже если ты за сотни тысяч миль от места основного действа и с трудом отличаешь Северную Корею от Южной, даже если ты никогда не считался мастером военного репортажа и тебя зовут Инна Кортикова, ты все равно ждешь войны, как невиданного случая прославиться на подвигах других людей.

Инну Кортикову можно назвать незаурядной журналисткой заурядной районной газеты. Хотя я не раз задавался вопросом, является ли кто-либо незаурядным, раз он не в силах преобразить свой заурядный коллектив?

В дни, когда весь мир замер в ожидании неминуемого первого удара, Инна не находила себе места. Как все-таки обидно — быть частью военных действий, а в войне таких масштабов участвует каждый житель планеты, но быть так далеко от тех, в чьих руках судьбы миллиардов жизней.

Утаить шило в мешке мало кому удается, а потому я вынужден сразу разочаровать читателя сообщением о том, что гриб из огня и пыли так и не вознесся к небесам. Разочарованию Инны не было предела. Но жизнь всегда дает нам второй шанс. Нет, речь не о втором шансе для человечества разнести планету в прах. Я говорю о втором шансе для нашей героини.

Человек, которому население Земли должно быть благодарно за каждый новый рассвет, проживал в ее городе. Как такое возможно, что предотвратить катастрофу вселенского масштаба сумел человек из российской глубинки? Это и должна была выяснить Кортикова.

Кто этот человек? Можно ли считать его спасителем, гением? Или это стечение обстоятельств и заслуги его в этом нет вовсе? Инна заготовила множество острых и интересных вопросов для интервью, но все они вылетели из ее головы при виде жилища «последнего спасителя вселенной», как называла его заокеанская пресса.

Невзрачный с виду дом на одной из самых пустынных и грязных улиц города таил в себе тайны разрешения глубочайшего мирового кризиса XXI века. Дверь открыл усталый мужчина средних лет, едва только журналистка успела дотянуться до звонка на металлической двери. Кортикова представилась, и мужчина услужливо проводил ее внутрь. Узкий крытый двор, поворот на право, тропинка среди увядших цветов, еще более узкая. Красные туфли Инны тут же перепачкались грязью. Еще направо, за угол, который начал трескаться от старости и влаги, на длинную лестницу, сваренную из двух швеллеров и кучи другого металлолома. Лестница имела угол подъема градусов в 35, и не имела перил.

Подъем дался девушке с трудом. Покинутая мужчиной, в компании одного только инстинкта самосохранения, она прижималась к стене, с усилием воли делая каждый новый шаг к двери в мир неизвестного героя.

Что ждало ее за дверью? Вы можете себе представить самые банальные стереотипы о программистах или геймерах, вроде гор нестиранной одежды и моря пустой пивной посуды? Тогда вы попали в точку. Носки и банки были повсюду. Компьютерный стол был завален так, что монитор был виден полностью лишь с очень близкого расстояния. Хозяин неуютной комнаты обернулся и заспанным взглядом уставился на девушку. Она поспешно представилась.

— А, — разочарованно вздохнул молодой человек, — проходите, присаживайтесь. Вообще, чувствуйте себя как дома.

Как дома не выходило — из-за описанного выше. Инна нашла свободное кресло, точнее освободила его сама — сбросила одежду прямо на пол.

Если уж зашла речь о встрече двух молодых людей и читатель вправе ожидать любовной линии в моем рассказе, то стоит, видимо, упомянуть и о внешности наших героев. По старой футбольной традиции начинать представление с гостей, ну, и просто из джентльменских побуждений, начну с Инны. Выглядела она почти всегда одинаково, куда бы ни направлялась. И дело вовсе не в однообразии ее гардероба. Отсутствие улыбки и несколько слоев макияжа, делали ее лицо схожим с кукольным. По странному стечению обстоятельств, без макияжа она выглядела лучше, чем ей самой казалось. С макияжем — гораздо хуже. Невысокая и полная, она была добрым человеком, но старательно это скрывала.

Что касается хозяина этой странной комнаты, то даже сидя он выделялся высоким ростом, светлыми волосами средней для мужчин длинны, красивыми чертами лица и блеском в глазах. Единственным его недостатком являлось абсолютное отсутствие бороды, что давно уже не считалось модным.

Они снова переглянулись, но не нашли друг в друге ничего необычного.

— Вы, наверное, хотите узнать о том, как мне удалось спасти планету от гибели?

Парень нахально прервал затянувшуюся паузу.

— Можно сказать и так. Расскажите сначала о себе.

Инна достала диктофон и нажала кнопку записи.

— Меня зовут Алексей, или просто Лэм, под этим именем я известен в Интернете...

— Кто ваш отец? — неожиданно перебила журналистка.

— Отец? Ну, он обычный работяга...

— Он пьет?

— Кто?

— Ваш отец. Он алкаш?

Алексей изменился в лице.

— С чего вы взяли? Вовсе нет.

— Но детство у вас выдалось несладкое, верно? — настаивала на своем Кортикова.

— Вынужден вас разочаровать. У меня было хорошее детство. И хороший отец.

Снова повисла неловкая пауза.

— Может, я все же расскажу о главном? — герой сам предложил свои услуги.

— Как угодно, — развела руки в сторону Кортикова.

Алексей постарался найти оправдание такому поведению журналистки, но быстро оставил эту затею. Вместо этого он спросил, впрочем, без надежды на положительный ответ:

— Вам знакомы господа Ласкер и Капабланка?

— Это еще кто? — невозмутимо ответила встречным вопросом Инна.

— Хосе Рауль Капабланка и Имануил Ласкер — чемпионы мира по шахматам, соперничающие друг с другом на многих турнирах. Однажды с ними произошел занятный случай. Как-то во время международного шахматного турнира к Ласкеру обратился незнакомец с предложением сыграть по переписке с его талантливым сыном. Просьба была подкреплена солидным материальным вознаграждением, и Ласкер согласился. В случае победы он получал 500 долларов, а если мальчик каким-то чудом выиграет — на что отец, разумеется, никак не рассчитывал, — тогда уж гроссмейстеру придётся раскошелиться на 1500 долларов. В конце концов, чемпиону мира удалось победить, хотя и с огромным трудом. Тайна раскрылась позднее. Оказалось, что Ласкер играл по переписке с самим Капабланкой, который согласился на те же условия незнакомца, а ребёнок был просто мистификацией. Когда Ласкер, игравший «белыми», сделал первый ход, он был повторен обманщиком в партии с Капабланкой. Его ответ, в свою очередь, был воспроизведён в первой партии за «чёрных», а ответ Ласкера — во второй партии за «белых» и так далее.

— Что-то я не пойму, к чему мне этот рассказ? — искренне недоумевала Инна.

— Я провернул нечто похожее. Мне удалось взломать почтовый ящик лидера западного мира. Я воспользовался тем, что конфликтующие стороны никогда не общались лично, предпочитая заочный спор. Это помогло мне при переписке с ними.

— Вы хотите сказать, что вам удалось взломать самый совершенный пароль в мире?

— А с чего вы взяли, что этот пароль было так уж сложно взломать? Отнюдь! Как я и думал, самые властные люди на планете являются круглыми дураками.

— Вам хватает наглости называть дураком одного из богатейших людей на планете, который заработал свое состояние на своих идеях?

— Запомните, состояние делается не на собственных идеях, а на безмозглости окружающих. Например, та афера с ледяным коровьим молоком. Вы действительно поверили в то, что этот человек сумел вырастить сочную зеленую траву на леднике? После чего скосил ее, скормил коровам и те дали ледяное молоко, не требующее дополнительной обработки?

— Он долго экспериментировал с семенами и обрабатывал почву.

— Вряд ли. Скорее, он долго обрабатывал беззащитные мозги телезрителей.

Инне все меньше нравился этот напыщенный хвастун.

— Как же вы поступили дальше, после взлома почты?

— Я составил некий план действий, основанный на характерах конфликтующих лидеров. Один из них опытный политик, одержавший множество дипломатических побед благодаря своей команде и собственному расчетливому интеллекту. Я бы сказал, что этот человек умеет чувствовать и предсказывать действия и даже мысли своих оппонентов. Это позволило ему на протяжении многих лет оставаться лидером огромной части планеты. Другой — ловкий комбинатор, настоящий бизнесмен, бесподобный робот, требовательный и капризный, жесткий и решительный. Но пока еще не добившийся высоких результатов, а потому голодный до больших геополитических побед.

Поочередно я отправлял письма сразу нескольким адресатам, имеющим авторитет и власть в определенных регионах мира. Все они отвечали мне, принимая за западного лидера. Если вам интересно, то я могу...

— Вы гордитесь тем, что путем обмана и мошенничества добились своей цели?

Безапелляционный тон журналистки начинал выводить Алексея из себя.

— Этот обман спас планету от третьей мировой.

— Гордость это грех!

— Я считал, что грех это гордыня, а гордиться своими достижениями вполне приемлемо.

— С чего вы вообще взяли, что именно вы должны спасать планету?

Алексей попытался разрядить атмосферу шуткой. Он откинулся на спинку кресла.

— Если честно, мне просто пришла повестка в армию. А умирать за чужие интересы мне совсем не интересно.

— Вы еще и трус!

— У вас оригинальный способ брать интервью.

— Вы обычный зазнавшийся грешник! — неожиданно вскрикнула Кортикова. Она вскочила на ноги и, перешагивая груды белья, направилась к выходу.

— Скорее, я обычный атеист, — проговорил молодой человек, — Который верит в здравый смысл. К сожалению, верить уже практически не во что.

— Вы гей, да? У вас были девушки? Как давно?

Алексей не выдержал и вскрикнул:

— Что за чушь вы несете? Вы вообще журналист? Уходите сейчас же!

— Ты совершил большую ошибку! — злобно прокричала из-за двери Кортикова, — Очень большую. И ты пожалеешь.

Алексей отвернулся к монитору и кликнул по иконке подключения сети.

— Уже жалею.

Кортикова спустилась с лестницы. День и жизнь потянулись, как и прежде.

А интервью так и не вышло. Зато вышла замечательная статья под названием «Грешник из России утверждает, что спас планету от кары Господа. Подробности мошенничества в материале Инны Кортиковой».

Миниатюра 2015

Просмотров: 96