День поэзии

Посчастливилось намедни побывать в парке на Дне поэзии. Правда, оценить событие в полной мере не удалось — уж очень было холодно, смалодушничал, ушёл на самом интересном. Впрочем, несколько выводов сделать успел. И это помимо тех позитивных выводов, что делают сами организаторы.

Вывод первый, неожиданный: поэты тоже люди. Они, так же как и все мерзнут на ветру, как все они греются горячим чаем и, не поверите, как все не только пишут, но и писают.

Вот и меня нужда погнала в общественный туалет, который вроде как подвергся ремонту и даже мог похвалиться умывальником. Тут меня ждало второе открытие, прискорбное: поэты собрались, чтобы почитать стихи, публика собралась, чтобы стихи послушать, ветер, горячий чай... закрытый туалет. Не знаю, многим ли любителям литературы пришлось пописать в этот день в кустах, но я думаю, что был не одинок.

Отсюда вывод третий, логичный: каждый, кто имеет хоть какую-то власть, пусть даже над ключами от туалета типа «сортир», вдруг перестает мыслить логично и адекватно и мыслит совершенно неясными обычным людям категориями. Парк собирает тех, кто может считать себя человеком культурным и интеллигентным и одновременно не решается открыть туалет в страхе, что бескультурные гопари разорят с таким трудом восстановленные сортиры. Когнитивный диссонанс в чистом виде.

Масштаб, вот что отличает человека с ключами от паркового туалета от представителя власти с самыми широкими полномочиями. Только масштаб, потому как мыслят они примерно одинаково, словно бы обучались в одном единственно ВУЗе для чиновников. Вот, например, рядовой случай, выдержка из газеты «Коммерсантъ»:

«Столичные власти не смогут пустить на парад, посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне, ветеранов, которые прибудут в Москву по собственной инициативе. Вице-мэр по вопросам социального развития Леонид Печатников сообщил, что ветеранов, приехавших в столицу без приглашения, будут встречать на вокзалах и бесплатно отправлять на автобусах в Клинику респираторной реабилитации в Звенигороде. Как выяснил „Ъ“, от каждого региона, кроме Москвы, на церемонию попадет только один ветеран».

Разве это нормально? Каждый божий день нам льют в уши про важность Победы и про желающих возродить фашизм. А это разве не смахивает на шаг к возрождению оного? Девяностолетние ветераны, которым принадлежит не только праздник Победы, но и свобода, сама эта земля, пропитанная их кровью, и само право жить в этой стране, должны быть вычислены, схвачены и отправлены в, так и просится сказать, лагерь. Очень логично и патриотично. Это ли не конец всему?

Пока одни заставляют людей справлять нужду в кустах, другие охраняют президента и его свиту от стариков-ветеранов, а третьи воруют сами и дают воровать другим, наши самолеты будут падать, наши спортсмены будут попадаться на допинге, а выпускники школ будут надеяться на то, что в университет возьмут и без знания русского языка.

Разруха, конечно, не в клозетах, а в головах!

В далеком уже 1925 году, девяносто лет прошло с тех самых пор, Михаил Афанасьевич Булгаков устами профессора Преображенского сознался, что не любит пролетариат и призвал пролетариев собственноручно выбить из своей головы пресловутую разруху. Пролетариат, а вместе с ним и многие другие, мелкие чиновники, например, ударять себя по темени усердно отказывается. Только сейчас в головах наших товарищей не столько разруха, сколько настоящая свалка. Здесь странный, мало чем обоснованный ура-патриотизм легко сочетается с жаждой потребления, независимо от уровня достатка. Всеобъемлющая, граничащая с катастрофой безграмотность преспокойно сосуществует с манией высказать свое мнение по каждому мало-мальски вескому поводу. Это даже нельзя назвать суждениями или мыслями обо всем. Это нечто вроде журнальных пробников, преподносимых как образец дорогого изысканного аромата, но передающих на деле большей частью запах дешевой бумаги.

Кто же способен выбить подобные пробники из голов огромного количества наших граждан, коли уж у них самих рука на это не поднимается? Напрашивается резонный ответ — «раз уж ты затронул эту тему, стало быть, писатели». А вместе с ними и художники, музыканты и вообще люди, относящиеся к ставшему теперь уж окончательно уничижительному термину интеллигенция. Интеллигенция, однако, оказалась неспособна на это исторически. Лупить человека по голове — не гуманно. Творческие люди не выбивают из мозгов старые идеи и не вбивают в них новые. Они преподносят идею в виде крохотного зернышка на серебряной вилке. При этом всегда оставляя вам выбор: проглотить ли его, выплюнуть или вовсе не открывать рот.

Министерская работа в сфере просвещения и образования привычно провалена, сомнения в этом отпадают, стоит лишь почитать отчеты о проведении ЕГЭ, где вызывает недоумение все — от вопросов в экзаменационных бланках, до процедуры экзамена и результатов. С этого года, например, снизили проходной балл по русскому языку с 36 до 24. А все потому, что необходимое количество баллов набирают только выпускники школ Северного Кавказа. И абсурд даже не в этом, а в том, что подавляющее большинство подростков центральной части России не знает родной язык даже на тройку.

Зато всегда находится масса людей, готовых погладить по головке тех, кому Булгаков советовал дать по затылку. От создателей передачи «Анатомия протеста» до священника ближайшей церкви. От слабообразованной учительницы до потерявшего связь с реальностью чиновника.

Посему выходит, что с профессором Преображенским очень сложно не согласиться — пролетарий либо же человек, относящий себя к другой социальной группе, тем более, служащий на благо Родины и человечества, должен избавиться от разрухи в головах собственноручно.

Каждый из нас, я уверен, хочет жить в мире, где упавшему подают руку помощи, а не смеются; где пострадавший может надеяться на защиту, а виновный чувствует необратимость наказания; где больной не становится обузой; где, в конце концов, ветераны имеют законное право находиться там, где им хочется и когда хочется.

Однажды на сайте «Газета. ру» я читал конференцию, где на вопросы отвечал Михаил Прохоров, тогда еще не запятнанный политикой, успешный бизнесмен. Один из вопросов, заданный девушкой из Москвы, остался незамеченный Михаилом, но почему-то плотно засел в моей голове. Барышня вопрошала, где ей найти такого кавалера, чтоб тот не допускал ошибку всех ее ухажеров. Ошибка их была проста — даже после самого изысканного вечера в дорогом ресторане, мужчина, провожая девушку домой, норовил свернуть куда-нибудь в парк или лесок, кустики, одним словом,, чтобы справить нужду. Вот я думаю, может все-таки держать клозет открытым, дабы не нарушать психику девушек и ради сохранения семьи?

Извините, что сумбурно и о личном, накипело.

Статьи 2015

Просмотров: 101